ЛЬВОВ ВО ВРЕМЯ ОККУПАЦИИ ПОЛЬШЕЙ

-
38
ЛЬВОВ ВО ВРЕМЯ ОККУПАЦИИ ПОЛЬШЕЙ

Оккупация Западной Украины буржуазно-помещичьей Польшей затормозила естественный процесс воссоединения украинских земель, задержала общественное развитие в этом крае на много лет. Население Львова, как и всей Западной Украины, было обречено на тяжелые испытания, которые несла с собой капиталистическая система государства-оккупанта, внешняя и внутренняя политика его правителей.

Слаборазвитая экономика Западной Украины в период всеобщего кризиса переживала застой, а во многих случаях — упадок. Отсталость края, естественно, отрицательно сказалась и на экономике Львова. Население города в 1921 году составляло 219 тыс., а в 1931—312 (с пригородами 316) тыс. человек. В последующие годы оно возросло ненамного, составив в 1938 году всего лишь 318 тыс. человек.

Самодеятельного населения во Львове (1931 г.) насчитывалось 156 тыс. человек, из них 19,7 проц. занималось торговлей. Почти столько же (18,1 проц.) работало в государственных и частных учреждениях, около 15 проц. населения составляли мелкие собственники. В промышленности трудилось 18 проц. взрослого населения, причем более 3/4 из них было занято в ремесленном производстве. На предприятиях, имевших более 10 рабочих и применявших механизмы, работало 6410 человек.

Относительное развитие получила пищевая промышленность, перерабатывавшая местные сельскохозяйственные продукты.

В металлообрабатывающей промышленности в 1935 году трудилось лишь 13,2 проц. всех промышленных рабочих. Предприятия этой отрасли были такими же карликовыми, как и в других отраслях промышленности. Они изготовляли запасные части для машин и различные несложные металлические (главным образом бытовые) изделия.

Видное место в производстве Львова занимала полиграфическая промышленность, но и ее предприятия, за исключением нескольких, были мелкими.

В 1938 году на предприятиях с числом рабочих свыше 20 было занято около 10 тыс. человек — лишь на 2 тыс. больше, чем в 1910 году. Количество предприятий, имевших более 100 рабочих, в 1938 году, как и в 1910, не превышало 25. Наиболее крупными из них являлись железнодорожные мастерские (1,5 тыс. человек), две конфетные фабрики (300 и 420 человек), консервный завод, мебельная фабрика, типография «Атлас», фабрика папиросных гильз, два стекольных предприятия и некоторые другие, имевшие по 200—300 рабочих.

Очень тяжелым оставалось положение трудящихся, им платили в полтора-два раза меньше, чем в городах центральной Польши. В 1928 году реальная зарплата львовских рабочих была ниже уровня 1913 года, а в годы кризиса и депрессии вновь резко снизилась и уже не достигала даже уровня 1928 года. С 1929 по 1939 год заработная плата упала на 14 проц., а цены на продукты питания возросли на 46 процентов. Острой социальной проблемой в Западной Украине, в т. ч. и во Львове, являлась безработица, которую капиталисты использовали для усиления эксплуатации трудящихся масс. Так, в 1923 году во Львовском воеводстве насчитывалось 11 тыс. безработных. Значительная часть их приходилась на Львов. Намного сократилось количество занятых рабочих в период мирового экономического кризиса 1929—1933 гг. Занятость на средних и крупных предприятиях уменьшилась в годы кризиса вдвое. Более чем вдвое снизились реальные заработки (с учетом вынужденной безработицы). Характеризуя положение львовских безработных, центральный орган КПЗУ газета «Наша правда» писала в 1934 году: «Ситуация безработных во Львове до того катастрофическая, нищета и голод так велики, что даже буржуазная пресса в последнее время все чаще пишет об этом».

Усилились политический террор и преследования прогрессивных элементов. Когда 29 сентября 1929 года коммунисты завоевали большинство на краевой конференции профсоюзов, состоявшейся во Львове, вожаки правосоциалистических партий вызвали полицию и вместе с ней учинили кровавую расправу над участниками конференции. Подобный случай произошел в ноябре того же года и на украинском конгрессе профсоюзов Западной Украины, когда 250 делегатов конгресса поддержали коммунистов и осудили раскольническую деятельность националистических верховодов Украинской социал-демократической партии.

Мало изменилось положение рабочих и в годы депрессии, наступившей после кризиса. Так, в 1937 году количество безработных во Львове составляло 37 тыс. человек. Нелегко жилось и работавшим. Многие из них были заняты неполную неделю. В 1933 году число частично безработных во Львове составляло 36 проц. от общего числа работавших.

Одновременно с этим всячески стремилась укрепить свои позиции и украинская буржуазия, основывая новые и расширяя старые кооперативные объединения, банки, страховые компании, организации украинцев-домовладельцев, купцов и т. п. За счет усиленной эксплуатации трудящихся продолжали расти капиталы таких акционерных обществ, как «Центросоюз», «Маслосоюз», «Ревізійний союз українських кооперативів». Большая роль в украинских буржуазно-националистических организациях принадлежала одному из их идейных вдохновителей, униатскому митрополиту А. Шептицкому.

Тяжелыми были и условия труда. Рабочий день, несмотря на законодательное ограничение его 8 часами, фактически продолжался 12 и более часов, а власти практически не препятствовали этим нарушениям. Производственная санитария отсутствовала, высоким был производственный травматизм, росло число несчастных случаев.

Жестокая эксплуатация на предприятиях усугублялась чрезвычайно плохими жилищными условиями. Тысячи рабочих жили в квартирах без коммунальных удобств, заселяли подвалы и другие малопригодные для жилья помещения. Как показывает сравнение результатов переписей 1910 и 1931 гг., удельный вес однокомнатных квартир в городе повысился с 27 до 32 проц., а проживавших в них — от 20,1 до 26,5 проц. населения. Одинокие рабочие нередко ютились в производственных помещениях. Так, многие рабочие городских кирпичных заводов, как свидетельствовала промышленная инспекция, «вынуждены были спать ночью без различия пола в производственных помещениях, несмотря на наличие там влаги и глины, без коек».

Поход реакции против демократии, наступление на жизненный уровень трудящихся вызвали решительный отпор со стороны рабочего класса. Революционно-освободительное движение в Западной Украине достигло нового подъема осенью 1923 года. В начале ноября в Польше была объявлена всеобщая политическая забастовка. В городах происходили столкновения бастовавших рабочих с полицией и войсками. В Кракове вспыхнуло вооруженное восстание. Во Львове 6—7 ноября произошли столкновения рабочих с полицией и войсками на улицах Зеленой, Краковской и др. Эти выступления свидетельствовали о классовой солидарности украинских и польских трудящихся в борьбе против капитала. В 1924—1928 гг. во Львове ежегодно вспыхивало до 30 забастовок. Массовыми выступлениями трудящихся города руководила Львовская организация КПЗУ.

В условиях профашистской диктатуры, установленной в Польше в 1926 году, и колониального режима на западноукраинских землях забастовки львовских рабочих сочетались с политической борьбой против реакционного режима «санации», с выступлениями против его антисоветской политики. Львов являлся центром революционно-освободительной борьбы на западноукраинских землях. Передовой силой в этой борьбе выступал рабочий класс города под руководством коммунистических организаций.

ЦК КПЗУ и ЦК комсомола Западной Украины руководили легальными крестьянскими организациями. В 1926 году по инициативе КПЗУ была создана массовая революционная крестьянская организация «Сельроб» (сокращенное название Украинского крестьянско-рабочего социалистического объединения). Видпыми ее деятелями были К. Вальницкий, М. Голинатый, И. Довганик, М. Заяц, Ф. Кульчицкий, С. Макивка, А. Остафийчук, К. Пелехатый, М. Путько, А. Сенюк и другие.

Массовыми арестами, террором, судебными процессами власти стремились подавить революционное движение во Львове. В 1925 году здесь был расстрелян член КПЗУ Н. Ботвин, в 1933 г. во львовской тюрьме замучен комсомолец И. Михальчук. В ноябре 1928 года банды фашистских хулиганов при поддержке полиции организовали погром украинских учреждений, продолжавшийся несколько дней. Одновременно полиция провела массовые аресты коммунистов. Жестокое обращение тюремной администрации вызвало протесты и голодовку политзаключенных-коммунистов. Только массовые демонстрации львовских рабочих вынудили тюремную администрацию прекратить физическое и моральное издевательство над арестованными.

Летом 1930 года фашистским судом были приговорены к смертной казни три коммуниста за распространение листовок. Массовыми арестами львовских коммунистов в 1930 году завершалась так называемая «пацификация» на Западной Украине.

В 1932 году буржуазно-помещичье правительство закрыло во Львове легальные коммунистические газеты и журналы «Сель-Роб», «Сяйво», «Наша земля», «Вікна». Одновременно усилились антисоветские провокации, а также террористические действия украинских националистических организаций против революционного движения во Львове. Но при каждом удобном случае — на собраниях, митингах, во время демонстраций и стачек Львовские рабочие давали решительный отпор польским фашистам и их сообщникам — украинским буржуазным националистам.

Летом 1932 года во Львове была созвана конференция украинских и польских прогрессивных писателей, деятелей культуры и искусства, которая поддержала призыв Максима Горького, Анри Барбюса и Ромена Роллана, выступивших против угрозы новой империалистической войны. Конференция призывала трудящихся всеми силами бороться против угрозы нападения на СССР, а в принятом обращении говорилось: «Мы обращаемся к рабочим, крестьянам и трудовой интеллигенции Западной Украины с призывом — не допустить нападения на Советский Союз!».

Летом 1935 года польским сеймом была одобрена новая конституция, лишавшая трудящихся их политических прав. Террор против национально-освободительного движения трудящихся Западной Украины начал проявляться в наиболее диких формах.

Однако, несмотря на это, борьба львовских рабочих стала еще более упорной и целеустремленной, состоялось много массовых «походов» голодающих, в которых приняли участие безработные городов Западной Украины. В процессе борьбы коммунисты сумели добиться единства действий различных рабочих организаций не только в экономических вопросах, но и в массовых политических кампаниях, направленных против фашистской диктатуры.

Призыв коммунистов активно бойкотировать выборы в фашистский сейм осенью 1935 года нашел поддержку многих антифашистских организаций и широких масс трудящихся. В сентябре 1935 года во Львове во время выборов в сейм, даже по официальным данным, голосовало лишь 25 проц. избирателей. Осенью 1935 года по инициативе КПЗУ здесь развернулась широкая кампания за освобождение политзаключенных. Участие в борьбе за освобождение узников фашизма приняли активные деятели революционного движения писатели Я. Галан, К. Пелехатый, Г. Гурская и многие другие. Большим достижением львовских коммунистов явилась организация совместных выступлений работавших и безработных. Полиции все тяжелее было расправляться с массовыми рабочими выступлениями. Тогда изолированное от народа фашистское правительство решило расправиться с антифашистским движением при помощи вооруженных сил, начав с расстрела краковских рабочих 23 марта 1936 года. Рабочие Львова ответили на это злодеяние массовыми демонстрациями протеста.

Самыми мощными в истории революционного движения в Западной Украине стали антифашистские выступления трудящихся Львова в апреле 1936 года. В них еще раз проявились непримиримые противоречия между трудящимися и режимом фашистской диктатуры.

14 апреля 1936 года во время демонстрации безработных от полицейских пуль погиб В. Козак. В знак протеста против этого злодеяния 16 апреля в городе началась всеобщая стачка, охватившая все предприятия. Около 100 тыс. трудящихся с красными знаменами и венками пришли на похороны В. Козака. Демонстрацию, в которой принимали участие рабочие-коммунисты, социалисты, беспартийные, возглавила городская организация КПЗУ. Вопреки запрещению властей, траурная процессия направилась через центр города. Полиция открыла огонь по демонстрантам, но рабочие, вооруженные только камнями и палками, смели полицейские заставы. Десятки рабочих погибли, сотни были ранены. Во время боев на улицах Львова третий раз в истории города появились баррикады. Воинские части оказались ненадежными, а полиция была не в силах подавить это выступление. Только получив подкрепления из других городов, она смогла овладеть положением. Несколько тысяч человек было арестовано. Но фашистский террор уже не мог подавить сопротивление объединенных сил рабочего класса. Через два дня после расстрела город вновь охватила всеобщая забастовка.

Героическая борьба львовских рабочих вызвала новую волну массовых революционных выступлений в Западной Украине и всей Польше. Во многих городах и селах прошли демонстрации протеста против расстрела львовских рабочих, поддержанные трудящимися Советского Союза и многих капиталистических стран. О борьбе львовских рабочих в те дни писала советская, а также зарубежная коммунистическая печать. «События во Львове означают дальнейший рост политической борьбы рабочего класса в Польше,— отмечала газета «Правда» 19 апреля 1936 года.— Крик нужды, требования работы и хлеба прозвучали 14 и 16 апреля на улицах Львова. Польский фашизм стремился задушить этот крик, эти требования залпами». Реакционная печать вынуждена была признать факт существования Народного фронта. В ответ на лживую клевету буржуазной печати ЦК КПЗУ в своем заявлении подчеркнул, что «рабочие оборонялись и все успешнее будут обороняться… Они должны положить конец системе массовых убийств рабочих и крестьян, а члены Коммунистической партии будут в первых рядах борющихся рабочих и крестьян». Выступления трудящихся Львова в апреле 1936 года еще раз подтвердили стремление трудящихся Западной Украины к воссоединению с Советской Украиной, продемонстрировали торжество идей пролетарского интернационализма. Почти одновременные выступления рабочих Кракова и Львова стали ярким доказательством дружбы украинского и польского народов в борьбе против общего врага — клики «санации» и международной реакции.

После 1936 года, несмотря на жестокий террор, рабочие выступления во Львове и во всей Западной Украине продолжались. Безработные выступили с требованиями хлеба и работы. В 1938 году во Львове состоялась многотысячная первомайская демонстрация под лозунгом защиты Советского Союза. Группа фашистских молодчиков напала на демонстрантов, но получила решительный отпор.

В 1938 году Исполком Коминтерна принял решение о роспуске Коммунистической партии Польши и ее составной части — Коммунистической партии Западной Украины в связи с выдвинутым против нее обвинением в широком проникновении в партийные ряды вражеской агентуры. Как выяснилось впоследствии, роспуск КПП и КПЗУ был необоснованным 3.

Роспуск КПЗУ привел к ослаблению революционного движения во Львове. Этому в значительной степени способствовали массовые репрессии против коммунистов. Однако коммунисты, оставшиеся на свободе, продолжали вести борьбу. В апреле 1939 года состоялись массовые демонстрации безработных, имели место столкновения с полицией. Не прекращались забастовки рабочих, велась борьба против социального и национального угнетения, против фашизма и угрозы войны.

Героические выступления львовских рабочих против фашизма способствовали расширению народного фронта путем вовлечения в него прогрессивной интеллигенции. Коммунистам удалось разрушить искусственную стену изоляции между прогрессивной украинской и польской интеллигенцией, создаваемую во Львове реакцией на протяжении многих лет.

Большое значение для объединения прогрессивных сил имел антифашистский конгресс работников культуры, состоявшийся во Львове в мае 1936 года. Конгресс не случайно собрался в этом древнем украинском городе, трудящиеся которого вписали не одну славную страницу в историю борьбы против фашистского варварства. Идея созыва конгресса в защиту культуры возникла еще в конце 1935 года. Львовские апрельские события 1936 года создали благоприятные условия для ее осуществления. Выдающийся украинский писатель Я. Галан писал: «Назрела необходимость организации большой антифашистской демонстрации работников культуры, искусства и литературы, демонстрации, аналогичной Парижскому конгрессу в защиту истязаемой фашизмом культуры».

Инициаторами созыва конгресса были коммунисты и беспартийные представители прогрессивной интеллигенции, видевшие осуществление своих идеалов и устремлений в победе рабочего класса. Организационный комитет конгресса, в состав которого вошли члены КПЗУ А. Гаврилюк, Я. Галан, М. Нашковский, И. Тышик, Е. Седлецкий, стал своеобразным штабом передовой прогрессивной интеллигенции не только Западной Украины, но и всей Польши. В работе конгресса приняли участие представители польской прогрессивной интеллигенции публицисты и писатели Г. Дембинский, В. Василевская, Л. Кручковский, В. Броневский и многие др., а также делегаты львовских профсоюзов, бывшие политзаключенные, которым в результате народной борьбы удалось вырваться из фашистских казематов.

Конгресс осудил подготовку империалистических государств к новому нападению на СССР, выразил свою полную солидарность с Народным фронтом и глубокое уважение и сочувствие рабочему классу Львова, Кракова и других городов, где была пролита героическая кровь его лучших сыновей.

На очень низком уровне находилось медицинское обслуживание населения, которое из-за высокой платы за медицинскую помощь было доступно лишь высокооплачиваемым социальным группам. По далеко не полным данным официальной статистики, в период с 1929 по 1935 гг. во Львове на каждые 10 тыс. человек в среднем 3—4 человека болели брюшным тифом и трахомой, 3 — дизентерией, 18—20 — туберкулезом. Очень распространены были венерические болезни. Польские оккупанты установили на западноукраинских землях жестокий режим национального угнетения. Проводилась дискриминация украинских трудящихся при приеме на работу, преследовалась украинская культура, в государственных учреждениях не допускался украинский язык, ограничивался доступ украинцев в существовавшие в городе четыре вуза (университет, а также политехнический, ветеринарный, а с 1936 г. и внешней торговли). Была установлена процентная норма для приема в вузы студентов непольской национальности, т. н. нумерус кляузус. Среди студентов в 1936/37 учебном году украинцы составляли только 11,5 проц., а среди преподавателей их почти совсем не было.

В связи с тем, что на западноукраинских землях не было украинского высшего учебного заведения, в 1920 году Научное общество им. Шевченко организовало во Львове легальные чтения для украинской молодежи. Но через несколько дней правительство закрыло их. Такая же судьба постигла и попытки чтения лекций на украинском языке при обществе им. Петра Могилы и при Ставропигийском институте.

Исчерпав все легальные способы борьбы за открытие украинского высшего учебного заведения, представители демократической украинской культуры в сентябре 1921 года создали во Львове тайный университет с юридическим, философским и медицинским факультетами. Ректором университета был избран литературовед, фольклорист и поэт В. Г. Щурат. Существовал университет на средства добровольных пожертвований. К чтению лекций привлекались почти все известные в то время украинские ученые, врачи-практики, адвокаты, учителя школ — всего более 40 человек. Из-за отсутствия постоянного помещения и с целью конспирации занятия проводились в разных местах, нередко в частных квартирах. В университете обучалось около 1500 студентов. Наряду с университетом был организован тайный украинский политехнический институт. Однако бесконечные запреты, аресты, обыски, конфискации, травля польской реакционной печати привели к тому, что в 1925 году университет и политехнический институт прекратили работу. Коммунистические партии Польши и Западной Украины поддерживали борьбу передовой интеллигенции и трудящихся за украинскую высшую школу во Львове, выступали за легализацию украинского тайного университета, указывая одновременно, что эта борьба не должна вестись изолированно от революционной борьбы западноукраинских трудящихся за свое социальное и национальное освобождение.

Во Львове действовала (с 1864 г.) только одна государственная гимназия с украинским языком преподавания и несколько частных средних украинских школ. Однако высокая плата за обучение ограничивала доступ в них детей трудящихся.

В огне революционно-освободительной борьбы трудящихся Западной Украины формировались ряды талантливых писателей, поэтов, журналистов. Во Львове в 1929 году была создана революционная организация писателей Западной Украины «Горно». Имена Львовских писателей, поэтов и журналистов А. Гаврилюка, Я. Галана, В. Бобинского, П. Козланюка, К. Пелехатого, С. Тудора, М. Сопилки, Я. Кондры и многих других навсегда вошли в историю украинской литературы. Во Львове работали известные польские революционные деятели культуры — писатели Г. Гурская и Б. Ясенский, режиссер П. Домбровский и другие. Львов был центром издательской деятельности западноукраинских революционных писателей. Здесь выходили журналы «Нова культура» (1923—1924 гг.), «Культура» (1924—1931 гг.), «Вікна» (1927—1933 гг.), «Нові шляхи» (1929—1932 гг.), «Сяйво» (1929—1932 гг.), «Знання» (1935—1936 гг.), «Освіта» (1930 г.) и др. Большой популярностью среди общественности пользовались газеты «Воля народа» (1921—1927 гг.), «Світло» (1925—1928 гг.), «Сель-Роб» (1927—1932 гг.), «Сила» (1930—1932 гг.) и др. Издавались польские прогрессивные журналы, такие, как «Sygnafy» и другие.

Кроме легальных газет, во Львове в разное время выходил ряд нелегальных коммунистических изданий, в т. ч. «Наша правда», «Комуністичний прапор», «До наступу», «Досвітні вогні», «Молодий пролетар», «Молодий Спартак», «Walka mas» (на польском языке) и другие.

На страницах легальной и нелегальной прессы, кроме материалов о жизни края, печатались сообщения о социалистическом строительстве в Советской Украине и Советском Союзе, о классовых боях в странах капитала, отрывки из произведений К. Маркса, Ф. Энгельса, В. И. Ленина. Многое делало в этом направлении издательство «Книжка», где работали деятели КПЗУ В. Огоновский, Л. Кухта и другие.

КПЗУ проводила большую воспитательную и организационную работу среди трудящихся через созданные во Львове творческие организации и общества, такие, как «Робітничий союз», «Робітничий театр», «Мелодія», «Муза».

В 20—30-гг. во Львове выходил, кроме прогрессивных, ряд реакционных украинских и польских буржуазно-националистических периодических изданий, в большом количестве печаталась националистическая литература. На культурном фронте происходила острая политическая борьба передовых сил с реакцией. Значительный вклад в развитие украинской прогрессивной науки и культуры вносили ученые М. Возник, Ф. Колесса, К. Студинский, композитор С. Людкевич, художники А. Новаковский, И. Труш, Е. Кульчицкая и другие.

Поставленный в тяжелое политическое и материальное положение, украинский театр развивался медленно. В 20-е годы среди нескольких частных трупп на первое место вышел театр им. Тобилевича, руководителем которого стал И. Стадник. В состав труппы входили И. Рубчак, С. Стадникова, Л. Кривицкая, Н. Бенцаль, Я. Геляс и др. В основе репертуара была классическая украинская, русская, польская и западноевропейская драматургия.

Немало славных страниц вписали трудящиеся Львова в историю борьбы за Советскую власть и воссоединение западноукраинских земель с Советской Украиной. Революционная деятельность КПЗУ и ее выдающихся деятелей стала школой политического воспитания трудящихся, создала благоприятные условия для воссоединения Западной Украины с Советской Украиной и установления здесь Советской власти.

RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...